15 Января / 05:01

Древнерусская Тэтчер: чем запомнилось правление жены князя Игоря Ольги

Наталья Бирюкова   15 Января / 05:01

Среди овеянных легендами правителей древности не так уж много женских имен.

Среди овеянных легендами правителей древности, а особенно на Руси, не так много женских имен. Тем удивительней видеть среди великих князей святую Ольгу — жену князя Игоря Рюриковича и мать Святослава Игоревича.

Она не только первой на Руси приняла христианство, но и правила так, как не удавалось ни ее мужу, ни ее сыну. По сути, она была этакой Маргарет Тэтчер своего времени.

В 945-м князь Игорь пал от рук древлян и власть перешла к Ольге, которую приняли и народ, и дружина.

Расправившись с обидчиками (древлянами), она тем самым показала, что киевская власть сильна как никогда и тех, кто вздумал роптать против нее, постигнет страшная кара. Но это было только начало.

Ольга за время своего правления фактически «сшила» готовую развалиться Русь и заложила основы современной государственности. Если раньше дань брали как придется, тем самым вызывая недовольство и гнев вассальных народов, теперь были установлены четкие размеры дани, оброки и уставы.

Земли под властью Киева Ольга разделила на административные единицы, в каждой из которых был установлен княжий администратор — тиун. Именно она придумала систему погостов, центров сбора дани, а также торговли и обмена, где все чувствовали себя наравне.

Первые каменные здания на Руси также ее заслуга. К ним относятся городской дворец и загородный терем Ольги в Киеве. Несмотря на акт невероятной жестокости по отношению к древлянам в начале правления, впоследствии порядок в Киевской Руси при Ольге соблюдался не железным кулаком, а умом и заботой. Соблюдался так крепко, как никогда не было до нее и много лет после.

Наконец, Ольга первой из киевских князей отправилась принимать крещение в Константинополе — в 957 году. Крестным отцом ей стал император Константин VII, который величал ее «Эльгой, архонтиссой России».

Сын Ольги, Святослав, креститься отказался принципиально — мудрость матери ему, увы, не передалась.