15 Января / 16:03

Девушка с фото за миллион: как продавщица из кондитерской стала Джакондой фэшн-мира

Наталья Бирюкова   15 Января / 16:03

Снимок модели в платье от Christian Dior, получивший название «Довима и слоны», стал одним из самых узнаваемых.

Автор — агентство-партнер — www.globallookpress.com

Жизнь не лишена жестокой иронии. В этом легко убедиться, изучая биографию Довимы — знаменитой американской фотомодели 1950-х годов. Девушку «открыли», когда та работала продавщицей в кондитерской…

Девушка из кондитерской

В декабре 1927 года в Куинси родилась Дороти Вирджиния Маргарет Джуба. Ее отец был простым полицейским, мать — домохозяйкой. В 10 лет девочку приковал к постели ревматизм. Поэтому образования она не получила.

Зато много рисовала. А отсутствие полноценного общения со сверстниками компенсировала, придумав воображаемую подругу Довиму, имя которой Дороти собрала из первых двух букв каждого из своих имен: До-Ви-Ма.

Когда Дороти исполнилось 18 лет, ревматизм наконец-то отступил. Она поднялась с ненавистной кровати и занялась поиском работы, хотя почти ничего не умела делать. Тем не менее Дороти взяли на работу продавщицей в кондитерскую на Пятой авеню.

Там-то красивую девушку и заметил редактор одного из глянцевых журналов. И за первую же фотосъемку Дороти заплатили 17 долларов! Так неожиданно началась ее карьера модели.

Довима, а именно такой псевдоним взяла себе Дороти, снималась каждый день. Ее гонорары росли: сначала ей платили 30 долларов в час, а потом и все 60! Она стала настоящей звездой модельного бизнеса.

Галатея и Пигмалион

Впереди Довиму ждала еще одна судьбоносная встреча — с культовым фотографом Ричардом Аведоном. Он, подобно Пигмалиону, лепил из нее буквально все, что хотел. Аведон снимал свою Галатею по всему миру.

А она, в свою очередь, стала безусловной музой фотографа. Понимала его с полуслова, доверяла безоглядно и помогала художнику воплощать образы, созданные его фантазией.

Хотя для этого Довиме приходилось много работать, зачастую довольствуясь теми удобствами, которые были в наличии: ей доводилось переодеваться в такси и телефонных будках и буквально на бегу делать себе макияж и прическу для съемок.

«Довима и слоны»

Творческий союз Ричарда Аведона и Довимы оказался очень плодотворным и подарил глянцевым журналам не один десяток культовых фотографий. Но самой знаменитой из них стала фотография «Довима и слоны», сделанная Ричардом Аведоном в августе 1955 года в помещении Зимнего цирка в Париже.

Уже в сентябре снимок появился на страницах журнала Harper’s Bazaar и произвел настоящий фурор. Все в нем вызывало восхищение. В том числе и наряд Довимы — скульптурное черное платье Christian Dior, созданное тогда еще никому не известным 19-летним юношей, ассистентом Диора, Ив Сен-Лораном.

Эта фотография вошла в историю моды как признанный шедевр. А вот самому Аведону снимок не понравился настолько, что он даже не включил его в свою «Автобиографию».

Но нелюбовь автора к своему произведению не помешала «Довиме и слонам» стать одной из самых обсуждаемых фотографий в мире. Общественность дружно решила, что, запечатлев хрупкую юную Довиму на фоне тяжеловесных мудрых слонов, Аведон напомнил о скоротечности жизни.

Не исключено, впрочем, что его «высказывание» носило более радикальный характер: в таком случае модель — это воплощение колониализма, а слоны в цепях — угнетенные народы. Сам фотограф все эти измышления оставил без комментариев. Лишь сожалел, что тогда, в 1955-м, не взял на съемки вентилятор: мол, пояс платья лег по-другому…

«Довима и слоны» стала одной из самых дорогих фотографий в мире: в 2010 году она была продана на аукционе «Кристис» за 1,15 миллиона долларов. В настоящее время оригинал этого знаменитого снимка находится в постоянной коллекции Музея современного искусства в Нью-Йорке.

«Суперутонченная аристократка» и Мона Лиза

В мире моды Довиме достались сразу два «титула»: «суперутонченной аристократки» и обладательницы самой тонкой талии в мире. Модель действительно была очень грациозной, а объем ее талии составлял всего 48 см при росте 176 см.

Довиму часто сравнивали с Моной Лизой: она тоже улыбалась, не размыкая губ. Но эта знаменитая улыбка появилась по банальной причине: так модель скрывала свой сколотый еще в детстве передний зуб. Она просто стеснялась улыбаться в 32 зуба и поэтому невольно «косила» под Джоконду.

Однако всерьез называть ее аристократкой нельзя было ни при каких обстоятельствах. Истинная леди на фото, в жизни Довима читала лишь комиксы, уровень ее знаний оставлял желать лучшего.

При этом она не считала, что ей следует заниматься самообразованием, хотя ее ограниченность стала притчей во языцех. Над моделью смеялись в открытую, но ей не было до этого никакого дела.

Однажды Довима, Ричард Аведон и легендарный редактор моды Harper’s Bazaar Диана Вриланд отправились на съемки в Египет. По возвращении оттуда у модели спросили, как ей понравилась Африка. И та ответила, что… никогда там не была.

Когда же ей пояснили, что Египет находится на Африканском континенте, Довима расстроилась: «Надо было просить за съемку больше денег!».